Налоговый кодекс РФ

Решение Верховного суда: Определение N 308-ЭС16-11018 от 22.12.2016 Судебная коллегия по экономическим спорам, кассация

79003_890758

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

№ 308-ЭС16-11018

г. Москва Дело № А22-1776/2013 22 декабря 2016 г резолютивная часть определения объявлена 15.12.2016 полный текст определения изготовлен 22.12.2016

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего судьи Разумова И.В.,

судей Букиной И.А. и Корнелюк Е.С. –

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу конкурсного управляющего закрытым акционерным обществом «Энерготехмаш» Манджиева Э.А. на постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.03.2016 (судьи Сулейманов З.М Егорченко И.Н., Казакова Г.В.) и постановление Арбитражного суда СевероКавказского округа от 13.05.2016 (судьи Гиданкина А.В., Андреева Е.В Калашникова М.Г.) по делу № А22-1776/2013 Арбитражного суда Республики Калмыкия.

В заседании приняли участие конкурсный управляющий Манджиев Э.А. и представители:

конкурсного управляющего закрытым акционерным обществом «Энерготехмаш» – Глебов С.М. (по доверенности от 15.12.2016);

Астахова П.В. – Кочетков Н.С. (по доверенности от 16.11.2015).

Заслушав и обсудив доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Разумова И.В., объяснения конкурсного управляющего закрытым акционерным обществом «Энерготехмаш» и его представителя, поддержавшего доводы кассационной жалобы, а также объяснения представителя Астахова П.В, просившего оставить обжалуемые судебные акты без изменения, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

У С Т А Н О В И Л А:

в рамках дела о банкротстве закрытого акционерного общества «Энерготехмаш» (далее – должник, общество «Энерготехмаш») его конкурсный управляющий обратился в Арбитражный суд Республики Калмыкия с заявлением о признании недействительным договора купли продажи квартиры от 11.11.2011, заключенного должником с Астаховым П.В., а также о применении последствий недействительности этой сделки.

К участию в рассмотрении обособленного спора в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, привлечены Астахова Ю.В. и Астахов Е.П. (в лице его законного представителя).

Определением суда первой инстанции от 17.11.2015 (судья Садваев Б.Б заявление конкурсного управляющего должником удовлетворено частично признан недействительным договор купли-продажи квартиры от 11.11.2011, применены последствия ее недействительности в виде восстановления задолженности общества «Энерготехмаш» перед Астаховым П.В. в размере 100 000 рублей. Суд отказал в удовлетворении требования о применении последствий недействительности сделки в виде возврата Астаховым П.В приобретенной им квартиры в конкурсную массу, указав на то, что эта квартира уже перепродана иному лицу, и на наличие иных способов дальнейшей защиты нарушенного права.

Постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.03.2016 определение Арбитражного суда Республики Калмыкия отменено, в удовлетворении заявления конкурсного управляющего отказано.

Арбитражный суд Северо - Кавказского округа постановлением от 13.05.2016 постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения.

В кассационной жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, конкурсный управляющий обществом «Энерготехмаш» просит отменить постановления судов апелляционной инстанции и округа и оставить в силе определение суда первой инстанции.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Разумова И.В. от 14.11.2016 кассационная жалоба передана на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации.

Законность обжалуемых судебных актов проверена судебной коллегией в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе, и в той части, в которой они обжалуются (пункт 2 статьи 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, объяснениях конкурсного управляющего должником, его представителя, представителя Астахова П.В., Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации считает, что кассационная жалоба подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как установлено судами первой и апелляционной инстанции и усматривается из материалов дела, должником (продавцом) и Астаховым П.В. (покупателем) заключен договор от 11.11.2011 купли-продажи квартиры № 30 общей площадью 99, 7 кв. метра, расположенной по адресу: Волгоградская область, город Волжский, улица Дружбы, дом 35а.

Квартира отчуждена по согласованной сторонами сделки цене составившей 100 000 рублей.

Как указано в договоре, эта сумма передана покупателем продавцу до подписания договора.

Квартира передана покупателю по акту приема-передачи от 11.11.2011.

Государственная регистрация сделки и перехода права собственности к покупателю осуществлена 05.12.2011.

Полагая, что упомянутый договор купли-продажи совершен при неравноценном встречном исполнении и направлен на причинение вреда имущественным интересам кредиторов должника, конкурсный управляющий должником обратился в арбитражный суд с заявлением о признании сделки недействительной на основании пункта 2 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве), а также статей 10, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Удовлетворяя заявленные требования в части, суд первой инстанции сослался на статью 10 Гражданского кодекса Российской Федерации разъяснения, изложенные в абзаце четвертом пункта 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», пункте 10 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)». Суд исходил из того, что на момент отчуждения квартиры должник отвечал признакам несостоятельности, квартира продана по многократно заниженной стоимости (кадастровая стоимость спорной квартиры составила 2 449 020 рублей 83 копейки, согласно заключению эксперта представленному в материалы дела по результатам проведенной судебной экспертизы ее рыночная стоимость – 3 737 000 рублей, при этом средняя цена на первичном рынке жилья Волгоградской области в 4 квартале 2011 года составляла 37 620 рублей за 1 кв. метр). Спорная сделка лишила уполномоченный орган как кредитора возможности получить удовлетворение при заключении договора его стороны злоупотребили правом.

Отменяя определение суда первой инстанции и отказывая управляющему в удовлетворении его требований, суд апелляционной инстанции указал на то что конкурный управляющий при обращении исходил из подозрительного характера оспариваемой сделки (статья 61.2 Закона о банкротстве Подозрительные сделки, не имеющие иных пороков, не могут быть признаны недействительными по правилам статей 10, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации. Суд апелляционной инстанции счел, что отсутствует вся совокупность условий, предусмотренных пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, необходимых для признания договора недействительным (в том числе, не подтверждены недобросовестность поведения Астахова П.В. как стороны сделки, наличие у должника на день заключения договора кредиторов причинение им вреда). Также апелляционный суд признал ненадлежащим доказательством заключение эксперта, принятое судом первой инстанции.

Суд округа поддержал выводы суда апелляционной инстанции.

Между тем судами апелляционной инстанции и округа не учтено следующее.

Пункт 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве предусматривает возможность признания недействительной подозрительной сделки, совершенной в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом.

Для признания сделки недействительной по указанному основанию конкурный управляющий должен доказать совокупность следующих обстоятельств:

сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

в результате совершения сделки вред имущественным правам кредиторов был причинен;

другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника в момент совершения сделки.

При недоказанности приведенной совокупности обстоятельств требование о признании сделки недействительной не подлежит удовлетворению (пункт 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

Договор купли-продажи квартиры от 11.11.2011 заключен в пределах периода подозрительности, определенного пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Судебная коллегия находит ошибочным вывод судов апелляционной инстанции и округа о том, что на день совершения названной сделки должник не имел кредиторов, которым мог бы быть причинен вред отчуждением недвижимости.

Так, суды апелляционной инстанции и округа неверно сочли, что обязанность по уплате налогов возникла на стороне общества «Энерготехмаш только после вынесения налоговым органом решения о доначислении этих налогов. Такой подход противоречит налоговому законодательству. По смыслу пункта 1 статьи 38, пункта 1 статьи 44, пункта 1 статьи 55 Налогового кодекса Российской Федерации обязанность по уплате налога возникает у налогоплательщика в момент, когда сформирована налоговая база применительно к налоговому (отчетному) периоду исходя из совокупности финансово - хозяйственных операций или иных фактов, имеющих значение для налогообложения.

В рассматриваемом случае суд первой инстанции правильно признал имеющим правовое значение наличие задолженности перед бюджетом и обоснованно обратил внимание на включение этой задолженности в реестр.

Решением налогового органа от 19.09.2012 № 11-38, составленным по результатам выездной налоговой проверки общества «Энерготехмаш установлена неуплата этим обществом налога на добавленную стоимость в размере 4 081 786 рублей. Налоговые периоды, по которым выявлена недоимка пришлись на 2008 – 2010 годы.

Таким образом, на день заключения договора купли-продажи квартиры от 11.11.2011 на стороне общества «Энерготехмаш» уже была сформирована налоговая база и возникла обязанность по уплате сумм налога на добавленную стоимость.

Упомянутая задолженность перед бюджетом не погашена должником в преддверии его банкротства, требование уполномоченного органа, основанное на его решении от 19.09.2012 № 11-38, решением суда первой инстанции от 23.09.2013 признано обоснованным и включено в реестр требований кредиторов общества «Энерготехмаш» с удовлетворением в третью очередь.

Следовательно, отчуждение квартиры могло быть направлено на причинение вреда уполномоченному органу как кредитору должника в ситуации реализации недвижимости по многократно заниженной стоимости.

Суд первой инстанции с соблюдением требований статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации полно и всесторонне оценил представленные конкурсным управляющим доказательства, в том числе экспертное заключение, информацию о том, что квартира продана спустя непродолжительное время после ввода жилого дома в эксплуатацию, сведения о кадастровой стоимости этой квартиры, информацию органа статистики о средней рыночной стоимости 1 кв. метра жилой недвижимости, и пришел к обоснованному выводу о том, что рыночная стоимость отчужденной должником квартиры превышала договорную более чем в 24 раза.

При этом суд апелляционной инстанции нарушил законодательные правила об оценке доказательств, не определил взаимную связь доказательств в их совокупности (статья 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

В частности, суд апелляционной инстанции вообще не исследовал кадастровую оценку квартиры, сложившуюся в регионе среднюю рыночную стоимость 1 кв. метра жилья.

Признавая экспертное заключение недопустимым доказательством, суд апелляционной инстанции указал на то, что эксперт не осматривал саму квартиру. Действительно, в заключении эксперта сделана оговорка о том, что им проводился только осмотр жилого дома, а не квартиры, поскольку доступ в квартиру не был обеспечен. В связи с этим в своем заключении эксперт, по сути, определил рыночную стоимость квартиры - аналога, находящейся в хорошем состоянии, расположенной в том же жилом доме, что и спорная квартира.

Выводы эксперта о многократном занижении стоимости жилого помещения соотносились со сведениями, полученными конкурсным управляющим из иных источников (государственного кадастра недвижимости статистических данных).

В нарушение требований статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации процессуальные оппоненты конкурсного управляющего не раскрыли уникальные характеристики квартиры, которые бы объективно свидетельствовали о наличии индивидуальных особенностей, столь сильно снижающих ее рыночную стоимость. Изначально в этой части они ссылались на произошедший в квартире пожар. Однако суд первой инстанции признал названные возражения несостоятельными, сославшись на представленную конкурсным управляющим справку компетентных государственных органов об отсутствии в жилом доме каких-либо возгораний После этого заинтересованные лица не приводили других аргументов относительно недостатков квартиры.

При изложенных обстоятельствах у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для переоценки вывода суда первой инстанции о продаже квартиры по явно заниженной цене.

Не может согласиться судебная коллегия и с выводами судов апелляционной инстанции и округа по поводу того, что Астахов П.В. не должен был знать о совершении сделки с целью причинения вреда кредиторам.

Право сторон по своему усмотрению определять договорную цену закреплено в статьях 421 и 424 Гражданского кодекса Российской Федерации, а продажа имущества по цене ниже рыночной сама по себе не противоречит действующему законодательству.

Вместе с тем в рассматриваемом случае отчуждение не имеющей недостатков недвижимости по цене, заниженной многократно (более чем в 24 раза), очевидно свидетельствовало о том, что генеральный директор продавца не руководствовался интересами возглавляемой им организации и преследовал цель вывода ликвидного имущества. Это, в свою очередь, не могло не породить у любого добросовестного и разумного участника гражданского оборота сомнений относительно правомерности отчуждения. Поэтому Астахов П.В проявляя обычную степень осмотрительности, должен был предпринять дополнительные меры, направленные на проверку обстоятельств, при которых общество «Энерготехмаш» за почти символическую цену (менее 5 процентов от рыночной стоимости) продает квартиру. Он не мог не осознавать то, что сделка с такой ценой нарушает права и законные интересы кредиторов справедливо рассчитывающих на удовлетворение их требований за счет равноценного денежного эквивалента, полученного от реализации недвижимости.

При таких обстоятельствах договор купли-продажи квартиры от 11.11.2011 является недействительным на основании пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Допущенные судами апелляционной инстанции и округа нарушения норм права являются существенными, без их устранения невозможны восстановление и защита прав и законных интересов должника и уполномоченного органа как кредитора, в связи с чем обжалуемые постановления следует отменить на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Виду того, что общий вывод суда первой инстанции о недействительности сделки является верным, судебная коллегия считает возможным оставить в силе определение суда первой инстанции.

Руководствуясь статьями 291.11 – 291.14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации

О П Р Е Д Е Л И Л А:

постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.03.2016 и постановление Арбитражного суда Северо - Кавказского округа от 13.05.2016 по делу № А22-1776/2013 Арбитражного суда Республики Калмыкия отменить.

Определение Арбитражного суда Республики Калмыкия от 17.11.2015 по указанному делу оставить в силе.

Настоящее определение вступает в законную силу со дня его вынесения и может быть обжаловано в порядке надзора в Верховный Суд Российской Федерации в трехмесячный срок Председательствующий судья И.В. Разумов судья И.А. Букина судья Е.С. Корнелюк

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 38 НК РФ