Налоговый кодекс РФ

Решение Верховного суда: Определение N 88-АПГ17-8 от 30.08.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№88-АПГ17-8

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ город Москва 30 августа 2017 года

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Зинченко И.Н судей Калининой Л.А. и Корчашкиной Т.Е.

рассмотрела административное дело по апелляционной жалобе Департамента по управлению государственной собственностью Томской области на решение Томского областного суда от 23 мая 2017 года об удовлетворении административного искового заявления общества с ограниченной ответственностью «Гарант» о признании недействующим пункта 52 перечня объектов для целей налогообложения на 2017 год утвержденного распоряжением Департамента по управлению государственной собственностью Томской области от 28 ноября 2016 года № 96-о.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Калининой Л.А., ознакомившись с письменным заключением прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Селяниной Н.Я полагавшей решение законным и обоснованным и не подлежащим отмене Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

ООО «Гарант», являясь собственником здания, расположенного по адресу: г. Томск, ул. Вилюйская, д. 52а, стр. 8, общей площадью 1936,2 кв.м обратилось в Томский областной суд с административным исковым заявлением о признании не действующим с момента принятия пункта 52 перечня объектов для целей налогообложения на 2017 год, утвержденного распоряжением Департамента по управлению государственной собственностью Томской области от 28 ноября 2016 года № 96-о.

Заявление мотивировано тем, что данный объект недвижимости не обладает признаками объекта налогообложения, в отношении которого налоговая база определяется как его кадастровая стоимость, включение его в перечень противоречит статье 3782 Налогового кодекса Российской Федерации и статье 4-1 Закона Томской области от 27 ноября 2003 года № 148-03 «О налоге на имущество организаций» и нарушает права и законные интересы ООО «Гарант» как налогоплательщика на уплату налога в законно установленном размере, приводя к увеличению налога на имущество.

Решением Томского областного суда от 23 мая 2017 года административное исковое заявление ООО «Гарант» удовлетворено.

В апелляционной жалобе Департамент по управлению государственной собственностью Томской области просит решение суда первой инстанции отменить, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Относительно доводов, изложенных в апелляционной жалобе прокуратурой Томской области представлены возражения.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения жалобы в апелляционном порядке извещены своевременно и в надлежащей форме.

Изучив доводы, изложенные в апелляционной жалобе, проверив материалы дела, Судебная коллегия полагает решение суда первой инстанции не подлежащим отмене.

В силу статей 372, 375, 3782 Налогового кодекса Российской Федерации, подпункта 1 пункта 1 статьи 4-1 Закона Томской области от 27 ноября 2003 года № 148-03 «О налоге на имущество организаций определяющих условия для включения в перечень объектов недвижимого имущества, в отношении которого налоговая база определяется исходя из кадастровой стоимости объекта недвижимости, к числу таких объектов недвижимости на территории Томской области отнесены, а значит, могут быть включены в перечень, определенный в соответствующих целях уполномоченным органом власти Томской области, здания административно-деловых центров и торговых центров (комплексов) общей площадью свыше 1000 кв. м.

По мысли федерального законодателя административно-деловым центром признается отдельно стоящее нежилое здание (строение сооружение), которое отвечает хотя бы одному из следующих условий здание (строение, сооружение) расположено на земельном участке, один из видов разрешенного использования которого предусматривает размещение офисных зданий делового, административного и коммерческого назначения здание (строение, сооружение) предназначено для использования или фактически используется в целях делового, административного или коммерческого назначения (подпункт 1 и абзац первый подпункта 2 пункта 3 статьи 3782 Налогового кодекса Российской Федерации);

здание (строение, сооружение) признается предназначенным для использования в целях делового, административного или коммерческого назначения, если назначение, разрешенное использование или наименование помещений общей площадью не менее 20 процентов общей площади этого здания (строения, сооружения) в соответствии со сведениями содержащимися в Едином государственном реестре недвижимости, или документами технического учета (инвентаризации) таких объектов недвижимости предусматривает размещение офисов и сопутствующей офисной инфраструктуры (включая централизованные приемные помещения комнаты для проведения встреч, офисное оборудование, парковки) (абзац второй подпункта 2 пункта 3 названной статьи Налогового кодекса Российской Федерации);

фактическим использованием названных объектов в целях делового административного или коммерческого назначения признается использование не менее 20 процентов его общей площади для размещения офисов и сопутствующей офисной инфраструктуры (включая централизованные приемные помещения, комнаты для проведения встреч офисное оборудование, парковки) (абзац третий подпункта 2 пункта 3 статьи этой же статьи Налогового кодекса Российской Федерации).

Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 4-1 Закона Томской области от 27 ноября 2003 года № 148-03 «О налоге на имущество организаций налоговая база определяется как кадастровая стоимость объектов недвижимого имущества в отношении: видов недвижимого имущества включенных в перечень объектов недвижимого имущества, формирование и размещение которого осуществляется в соответствии со статьей 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации: административно-деловые центры и торговые центры (комплексы) общей площадью свыше 1000 квадратных метров (с 2018 года - свыше 500 квадратных метров; с 2019 года - свыше 250 квадратных метров, с 2020 года - свыше 100 квадратных метров и помещения в них; нежилые помещения общей площадью свыше 1000 квадратных метров (с 2018 года - свыше 500 квадратных метров; с 2019 года - свыше 250 квадратных метров, с 2020 года - свыше 100 квадратных метров назначение которых в соответствии с кадастровыми паспортами объектов недвижимости или документами технического учета (инвентаризации объектов недвижимости предусматривает размещение офисов, торговых объектов, объектов общественного питания и бытового обслуживания либо которые фактически используются для размещения офисов, торговых объектов, объектов общественного питания и бытового обслуживания.

Разрешая вопрос о законности оспариваемой нормы, суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о том, что для включения здания расположенного по адресу: г. Томск, ул. Вилюйская, д. 52а, стр. 8 в перечень объектов для целей налогообложения на 2017 год, утвержденного распоряжением Департамента по управлению государственной собственностью Томской области от 28 ноября 2016 года № 96-о, оснований не имелось, в связи с тем, что спорное здание не расположено на земельном участке, вид разрешенного использования которого предусматривал бы размещение офисных зданий делового, административного и коммерческого назначения, не предназначено для такого использования, а фактически используемые в нем помещения, вид использования которых являлся спорным, имеют общую площадь менее 20 процентов всей площади здания.

Выводы суда о признании несоответствующим оспариваемого положения актам, имеющим большую юридическую силу, и недействующим соответствуют обстоятельствам дела, подтверждаются доказательствами проверенными и оцененными судом по правилам статьи 84 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, и согласуются с нормами материального права, регулирующими спорное правоотношение.

По общему правилу обязанность доказывать соответствие оспариваемого нормативного правового акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, возлагается на орган, принявший оспариваемый нормативный правовой акт (часть 9 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Между тем каких-либо доказательств, достоверно подтверждающих правомерность включения в перечень объектов для целей налогообложения на 2017 год, утвержденный распоряжением Департамента по управлению государственной собственностью Томской области от 28 ноября 2016 года № 96-о здания, расположенного по адресу: г. Томск, ул. Вилюйская, д. 52а стр. 8, административным ответчиком в суд не представлено.

Так, из материалов дела усматривается, что спорное нежилое здание включено в перечень под номером 52 по его фактическому использованию.

При определении площади фактически используемых помещений в здании проверяющие исходили из того, что 30,50 процентов общей площади здания фактически является торговой или офисной, на первом этаже здания расположена столовая (объект общественного питания) площадью 101,2 кв.м а также офисные помещения площадью 25 кв.м, на втором этаже - офисные помещения площадью 366,0 кв.м, на третьем - офисное помещение 98,5 кв. м.

Судом установлено и не опровергается доказательствами, что данная площадь помещений рассчитана уполномоченной организацией произвольно и не соответствуют площади помещений, указанной в технической документации, при расчете учитывались не только конкретные размеры используемых помещений, но и части общих коридоров здания вспомогательные помещения в целях эксплуатации основных помещений здания, расчет не основан на каком-либо нормативном документе закрепляющем методику расчета площади.

Содержание акта областного государственного бюджетного специализированного учреждения «Областное имущественное казначейство от 6 апреля 2016 года № 01-28/2016-107/01, на который административный ответчик ссылается в качестве обоснования включения спорного объекта в перечень, четкого представления о том, какие именно помещения в здании обследовались, не дает и не позволяет однозначно установить: какие помещения, обозначенные в технических документах, использовались, а какие нет, приложенные к акту фото не привязаны к конкретным помещениям, пронумерованным в порядке технического учета, хотя у представителей уполномоченной организации имелись при проведении мероприятия и кадастровый, и технический паспорта здания.

В ходе судебного разбирательства свидетель Бубич С.Н., принимавшая участие в осмотре помещений здания в качестве представителя уполномоченного органа, суду также не смогла пояснить, какие принципы способы и методики применялись для определения площадей фактически используемых помещений.

В то же время доводы административного истца о размере фактически используемых помещений в спорном здании подтверждены договорами аренды, действующими на момент обследования здания.

Вопреки выводам акта областного государственного бюджетного специализированного учреждения «Областное имущественное казначейство от 6 апреля 2016 года № 01-28/2016-107/01 общая площадь фактически используемых на 30 марта 2016 года помещений как торговых или офисных составляла менее 20 процентов общей площади здания, находящихся на 1-м и 2-м этажах здания, но не на 3-м, как это указано в акте.

В частности, под офисы и торговые объекты в здании использовалось лишь 364,30 кв.м, или 18,83% площади здания (121,8 кв.м (арендатор ИП Аршакян М.А.) + 56,9 кв.м (арендатор ООО «ТЭК-Энерго») + 28,8 кв.м (арендатор ООО «Роскабель»)+ 36,3 кв.м (арендатор ООО «Союзбетон») +18 кв.м (арендатор ООО «МетИС») + 66,6 кв.м (арендатор ИП Бикмухаметов К.Х.) + 35,9 кв.м. (бухгалтерия ООО «Гарант»).

Факт заключения данных договоров, их действительность административным ответчиком в судебном порядке не опровергались.

В апелляционной жалобе представитель Департамента по управлению государственной собственностью Томской области настаивает на том, что спорное здание подлежит включению в перечень по формальному признаку на основании абзаца второго подпункта 2 пункта 3 статьи 3782 Налогового кодекса Российской Федерации ввиду назначения помещений по техническому паспорту в указанном здании, здание имеет самостоятельное административное назначение, предоставлялось в аренду под офисы и торговый объект и, следовательно, не могло рассматриваться как часть инфраструктуры для обеспечения организации деятельности предприятия.

Эти доводы не могут повлиять на отмену решения, все они судом проверялись, им дана надлежащая судебная оценка, что нашло обстоятельное и мотивированное отражение в решении суда первой инстанции, с которой суд апелляционной инстанции согласен.

В обжалуемом судебном постановлении правильно отмечается, что невозможно сделать вывод о предназначении здания как офисного по документам технического учета, поскольку они не отражают назначение помещения как «офис», здание по своему назначению являлось административным зданием автопредприятия и использовалось им ранее для организации собственной деятельности, расположено это здание в промышленной зоне города Томска, земельный участок имеет вид разрешенного использования «для эксплуатации зданий и сооружений автопредприятия», что само по себе не предполагает размещения офисных зданий делового и коммерческого назначения.

Исходя из изложенного, принимая во внимание, что иных доводов влекущих безусловную отмену решения суда первой инстанции, в апелляционной жалобе не приводится, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации руководствуясь статьями 307, 308, 309, 310 и 311 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

определила:

решение Томского областного суда от 23 мая 2017 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Департамента по управлению государственной собственностью Томской области - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 378.2 НК РФ