Налоговый кодекс РФ

Решение Верховного суда: Определение N 49-АПГ17-13 от 15.06.2017 Судебная коллегия по гражданским делам, апелляция

ВЕРХОВНЫЙ СУД

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

№49-АПГ17-13

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г. М о с к в а 15 июня 2017 г.

Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Хаменкова В.Б судей Горчаковой Е.В. и Калининой Л.А при секретаре Тимохине И.Е рассмотрела в открытом судебном заседании административное дело по административному исковому заявлению Хабибуллина Д Г к Министерству земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан о признании недействующими со дня принятии пункта 1708 Перечня к приказу Министерства земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан от 11 сентября 2015 г. № 1433 «Об утверждении перечня объектов недвижимого имущества, в отношении которых в 2016 году налоговая база определяется как их кадастровая стоимость» и пункта 5881 Перечня к приказу Министерства земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан от 29 декабря 2016 г. № 2007 «Об утверждении перечня объектов недвижимого имущества, в отношении которых в 2017 году налоговая база определяется как их кадастровая стоимость» по апелляционной жалобе административного ответчика на решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 10 марта 2017 г., которым административное исковое заявление удовлетворено.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горчаковой Е.В., объяснения представителей административного истца Журавлева Р.А. и Сафиной А.С., возражавших против удовлетворения апелляционной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Гончаровой Н.Ю., полагавшей о законности решения суда первой инстанции, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации

установила пунктом 1708 Перечня объектов недвижимого имущества, в отношении которых в 2016 году налоговая база определяется как их кадастровая стоимость, утвержденного приказом Министерства земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан от 11 сентября 2015 г. № 1433 (далее - Перечень 2016 года) и пунктом 5881 Перечня объектов недвижимого имущества, в отношении которых в 2017 году налоговая база определяется как их кадастровая стоимость, утвержденного приказом названного министерства от 29 декабря 2016 г. № 2007 (далее - Перечень 2017 года), нежилое здание, расположенное по адресу: Республика Башкортостан, г. (далее - спорное здание признано объектом недвижимого имущества, в отношении которого налоговая база определяется в соответствии со статьей 378.2 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ).

Хабибуллин Д.Г., являясь собственником спорного здания, обратился в суд с административным исковым заявлением, с последующим уточнением требований, о признании недействующими названных пунктов со дня их принятия, считая, что указанное нежилое здание не обладает признаками объекта недвижимого имущества, в отношении которого налоговая база определяется как кадастровая стоимость имущества.

Административный истец считает, что включение здания в названные выше перечни противоречит НК РФ и Закону Республики Башкортостан от 28 ноября 2003 г. № 43-з «О налоге на имущество организаций», нарушает его права и законные интересы, так как незаконно возлагает обязанность по уплате налога на имущество в завышенном размере.

Решением Верховного Суда Республики Башкортостан от 10 марта 2017 г. административное исковое заявление удовлетворено.

В апелляционной жалобе Министерство земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан просит отменить указанный судебный акт и принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Относительно доводов, изложенных в апелляционной жалобе представлены возражения Хабибуллина Д.Г. и участвовавшего в деле прокурора о их несостоятельности и законности судебного решения.

Суд апелляционной инстанции рассматривает административное дело в полном объеме и не связан основаниями и доводами, изложенными в апелляционной жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы представления (часть 1 статьи 308 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации).

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы возражений на нее, Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями законодательства.

Удовлетворяя заявленные требования, суд первой инстанции сделал правильный вывод о принятии оспариваемого нормативного правового акта уполномоченным органом в пределах компетенции с соблюдением порядка его опубликования и о противоречии оспариваемых пунктов законодательству, имеющему большую юридическую силу.

Позиция суда основана на правильном применении норм материального права, регулирующих возникшие отношения по налогообложению на имущество физических лиц, соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Установление общих принципов налогообложения и сборов в Российской Федерации находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (пункт «и» части 1 статьи 72 Конституции Российской Федерации).

Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон (части 2 и 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации).

Право устанавливать особенности определения налоговой базы отдельных объектов недвижимого имущества предоставлено субъекту Российской Федерации Федеральным законом от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (подпункт 33 пункта 2 статьи 26.3), а также статьей 378.2 НК РФ.

В силу статьи 400 НК РФ физические лица являются налогоплательщиками налога на находящееся у них в собственности имущество, признаваемое объектом налогообложения в соответствии со статьей 401 названного кодекса, которая к таковому относит в том числе единый недвижимый комплекс и иные здание, строение, сооружение помещение (подпункт 4 и 6 соответственно пункта 1 названной статьи).

Налоговая база в отношении объектов налогообложения, включенных в перечень, определяемый в соответствии с пунктом 7 статьи 378.2 НК РФ, а также объектов налогообложения, предусмотренных абзацем вторым пункта

10 этой же статьи, определяется исходя из кадастровой стоимости указанных объектов налогообложения, если законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации установил единую дату начала применения на территории этого субъекта Российской

Федерации порядка определения налоговой базы исходя из кадастровой

стоимости объектов налогообложения (статья 402 НК РФ).

В соответствии с пунктом 7 статьи 378.2 НК РФ (в редакции,

действующей на момент принятия оспариваемых правовых предписаний)

уполномоченный орган исполнительной власти субъекта Российской

Федерации не позднее 1-го числа очередного налогового периода по налогу определяет на этот налоговый период перечень объектов недвижимого имущества, указанных в подпунктах 1 и 2 пункта 1 названной статьи, а именно административно-деловые центры и торговые центры (комплексы) и помещения в них, а также нежилые помещения, назначение, разрешенное использование которых в соответствии со сведениями, содержащимися в Едином государственном реестре недвижимости, или документами технического учета (инвентаризации) объектов недвижимости предусматривает размещение офисов, торговых объектов, объектов общественного питания и бытового обслуживания либо которые фактически используются для размещения офисов, торговых объектов, объектов общественного питания и бытового обслуживания.

Законом Республики Башкортостан от 30 октября 2014 г. № 142-3 «Об установлении единой даты начала применения на территории Республики Башкортостан порядка определения налоговой базы по налогу на имущество физических лиц исходя из кадастровой стоимости объектов налогообложения» установлена единая дата начала применения на территории Республики Башкортостан порядка определения налоговой базы по налогу на имущество физических лиц исходя из кадастровой стоимости объектов налогообложения с 1 января 2015 г.

Решением Совета городского округа город Уфа Республики Башкортостан от 26 ноября 2014 г. № 37/4 «О налоге на имущество физических лиц», вступившим в силу с 1 января 2015 г., введен на территории названного муниципального образования налог на имущество физических лиц, исходя из кадастровой стоимости объектов налогообложения.

Как видно из материалов дела, спорное здание включено в Перечень 2016 года и Перечень 2017 года как торговый центр по фактическому использованию, расположено на земельном участке с кадастровым номером,

категория земель: земли населенных пунктов, вид разрешенного использования - основной вид - линейные объекты и сооружения: автодороги улицы, вспомогательный вид - спортивно оздоровительные сооружения для работников предприятий: спортивные и тренажерные залы.

Между тем, как правомерно констатировал суд первой инстанции, на момент включения спорного здания в Перечень 2016 года его обследование с целью установления вида фактического использования не проводилось, при этом вид разрешенного использования земельного участка (основной вид линейные объекты и сооружения: автодороги улицы, вспомогательный вид спортивно-оздоровительные сооружения для работников предприятий спортивные и тренажерные залы), на котором расположено спорное здание не предусматривает размещение торговых объектов, объектов общественного питания, объектов бытового обслуживания, которые в соответствии с пунктом 4 статьи 378.2 НК РФ являлись бы основанием для включения спорного здания в Перечень 2016 года.

Согласно пункту 4 статьи 378.2 НК РФ (в редакции, действующей на момент принятия оспариваемого нормативного правового акта) торговым центром (комплексом) признается отдельно стоящее нежилое здание (строение, сооружение), помещения в котором принадлежат одному или нескольким собственникам и которое отвечает хотя бы одному из следующих условий:

- расположение здания на земельном участке, один из видов разрешенного использования которого предусматривает размещение торговых объектов, объектов общественного питания и (или) бытового обслуживания;

- предназначение здания для использования или здание фактически используется в целях размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания.

При этом здание (строение, сооружение) признается предназначенным для использования в целях размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания, если назначение, разрешенное использование помещений общей площадью не менее 20 процентов общей площади этого здания (строения, сооружения) в соответствии со сведениями, содержащимися в Едином государственном реестре недвижимости, или документами технического учета (инвентаризации) таких объектов недвижимости предусматривает размещение торговых объектов, объектов общественного питания и (или объектов бытового обслуживания. Фактическим использованием здания (строения, сооружения) в целях размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания признается использование не менее 20 процентов его общей площади для размещения торговых объектов, объектов общественного питания и (или) объектов бытового обслуживания.

Из выписки из Единого государственного реестра недвижимости об основных характеристиках и зарегистрированных правах на объект недвижимости от 22 февраля 2017 г. следует, что административный истец является собственником спорного здания общей площадью 2324,2 кв.м назначение которого - нежилое здание, наименование - отсутствует.

Согласно документам технического учета спорное здание по назначению также отнесено к нежилому трехэтажному зданию, включает коридоры, помещения, спортивные залы, игровые залы, комнаты отдыха гардеробные, кладовая, фойе, санузлы, раздевалки, душевые, кабинеты танцевальный зал, бассейн, котельную, лестничные клетки, а также зал кафе площадь которого менее 20 процентов от общей площади здания (73, 4 кв.м).

В пункте 9 статьи 378.2 НК РФ определено, что вид фактического использования зданий (строений, сооружений) и помещений в них определяется уполномоченным органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации в соответствии с порядком определения вида фактического использования зданий (строений, сооружений) и помещений устанавливаемым с учетом положений пунктов 3, 4, 5 поименованной статьи федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере имущественных отношений, по согласованию с Министерством финансов Российской Федерации.

До установления федеральным органом исполнительной власти осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере имущественных отношений порядка определения вида фактического использования зданий (строений сооружений) и помещений установление вида фактического использования зданий (строений, сооружений) и помещений осуществляется в порядке установленном нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации (часть 2 статьи 4 Федерального закона от 2 ноября 2013 г. № 307-ФЗ «О внесении изменений в статью 12 части первой и главу 30 части второй Налогового кодекса Российской Федерации»).

Постановлением Правительства Республики Башкортостан от 18 апреля 2014 г. № 180 утвержден Порядок определения вида фактического использования зданий (строений, сооружений) и помещений, в отношении которых налоговая база определяется как кадастровая стоимость (далее Порядок), согласно пункту 2 которого Министерство земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан уполномочено на определение вида фактического использования зданий (строений сооружений) и помещений, в отношении которых налоговая база определяется как кадастровая стоимость.

В пункте 3.4 Порядка предписано, что в ходе проведения обследования комиссией проводятся обмеры (измерения) площадей объектов (при необходимости), расчеты в соответствии с утвержденной Методикой, а также осуществляется фото- и (или) видеосъемка, фиксирующая фактическое использование объекта недвижимого имущества, а также фото- и (или видеосъемка информационных стендов с данными о физических и юридических лицах, осуществляющих деятельность на площадях объекта.

Из актов обследования фактического использования здания (строения сооружения) или нежилого помещения от 8 августа 2016 г. и от 27 февраля 2017 г. следует, что фактически используется для размещения объектов общественного питания 104, 8 кв.м и 73,4 кв.м соответственно, что составляет менее 20 процентов общей площади спорного здания и не позволяет отнести его к торговому центу, то есть к объекту налогообложения, в отношении которого налоговая база определяется как кадастровая стоимость.

Информация в актах о фактическом использовании 2 219,4 кв.м (2 250,8 согласно акту от 27 февраля 2017 г.) для размещения торговых объектов, 2 324,2 кв.м для размещения офисов и сопутствующей офисной инфраструктуры, объектов общественного питания, бытового обслуживания и размещения торговых объектов допустимыми доказательствами не подтверждается.

В нарушение положений пункта 7 Методики определения вида фактического использования зданий (строений, сооружений) и нежилых помещений к указанным актам не приобщена фототаблица, фиксирующая фактическое использование объекта недвижимого имущества как торгового центра.

При таком положении суд первой инстанции правомерно констатировал, что названные акты комиссии не подтверждают законность включения спорного здания в Перечень 2017 года.

В силу прямого предписания, содержащегося в части 9 статьи 213 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации административный ответчик обязан доказать законность включения спорного объекта в перечень объектов недвижимого имущества, находящихся на территории республики, в отношении которых налоговая база определяется как их кадастровая стоимость.

Между тем административный ответчик - Министерство земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан процессуальную обязанность не исполнило, доказательств, с достоверностью подтверждающих соответствие спорного здания условиям, установленным пунктом 4 статьи 378.2 НК РФ и необходимым для определения налоговой базы как кадастровой стоимости имущества, не представило.

Суд первой инстанции, проанализировав нормы приведенных федеральных и региональных нормативных правовых актов, исследовав материалы дела, обоснованно отклонил довод административного ответчика о соответствии оспариваемых норм требованиям законодательства имеющего большую силу, и правомерно удовлетворил заявленные требования, следовательно, решение суда является законным и основания для его отмены отсутствуют.

Доводы апелляционной жалобы выводов суда не опровергают, не содержат обстоятельств, являющихся основанием для отмены решения суда в соответствии со статьей 310 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации.

Ввиду изложенного Судебная коллегия по административным делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 309 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации,

определила решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 10 марта 2017 г оставить без изменения, апелляционную жалобу Министерства земельных и имущественных отношений Республики Башкортостан - без удовлетворения Председательствующий

Судьи

Комментарии ()

    Судебная практика по статье 402 НК РФ